M O R G A N O

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » M O R G A N O » Омут памяти » Ханна, вам нужно расправить лёгкое ©


Ханна, вам нужно расправить лёгкое ©

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Ханна, вам нужно расправить лёгкое©

http://i33.tinypic.com/3483f3q.png

Действующие лица: Александра Стам & Эмиль Гринберг.
Время: будущее. (уточним потом)
Место: квартира Алекс и Грина в Лондоне.
Краткое описание сюжета: Эмиль собирается сделать Алекс предложение.

+1

2

И как она докатилась до такой жизни? До жизни с Гринбергом, я имею в виду. Ещё совсем недавно она язвила этому придурку-англичанину в библиотеке, намеренно сдувая пыль с книг прямо ему в лицо, а теперь вот она, заполняет ящик комода в их спальне его чистыми носками. В их общей спальне! И ведь до этого она постирала его ночки! И кто бы мог подумать, что Стам до такого дойдёт, правда? А она дошла. Может, не очень осознанно, но сама дошла, и на жизнь, вроде как, не жалуется. А чего жаловаться? Кормят, крыша над головой имеется.
Совсем скоро Эмиль должен был прийти домой, и по этому случаю Лекс решила попытаться сварить макарошки, но уже забыла об этом. Да и вряд ли она смогла бы это сделать со своей неусидчивостью и отсутствием кулинарного таланта. Лексус уже давно поняла, что Гринберг гораздо лучшая домохозяйка, чем она сама.
Вместо подвигов на кухне Стам, конечно же, включила телек и стала мирно ждать любимого. Нет, вру. Она включила музыкальный канал и начала прыгать на диване, как они когда-то частенько делали с Арлин. Конечно, она ещё и подпевала, иначе в чём смысл всего этого? Кстати, Эмиль не любил, когда Лекс так мучила диван. Ну, вы знаете, "перестань, сломается ведь!".
Заиграла Aerosmith - Don't Wanna Miss A Thing, и Алекс радостно взвизгнула. Это одна из тех песен, под которую можно разыграть целый спектакль. Плюс ко всему, девушка знала все-все слова, что довольно редко. Схватив пульт от телевизора, Лексус принялась драматично петь в "микрофон".

+1

3

Вы помните Эмиля Гринберга? Да-да, того самого джентльмена выпендрёжника из Туманного Альбиона, того самого кареглазого брюнета, с этими его длинными волосами и чёлкой, которую он вечно откидывал, ну просто при любом хорошем случае (как только на горизонте показывалась симпатичная девушка, которая Грину, собственно, была не нужна, ему нужен был лишь очередной триумф своей загадочности). Вы помните этого заядлого картёжника и шулера? Этого азартного игрока в покер. Этого парня, который вместе с Кристианом Линчем организовал группировку Лэйбл. Этого парня, который был лучшим всегда и во всём, особенно на занятиях (старостой его тоже не зря назначили (это, кстати, добавило ему ещё больше сексуальности)) экономического факультета. Этого парня, которого ненавидела Александра Стам, который, в свою очередь, тоже не слюни ей в след пускал, разглядывая её аппетитные формы.
Вы его помните? Он тоже помнил.
Эмиль как-то отрешённо улыбнулся, на его губах появилась ухмылка. Ну и дурак же он был. Хотя. Сейчас тоже особым умом не блистал, но очень надеялся на то, что та девушка, что ждала его дома сегодня (и уже, между прочим, целый год ждала его дома, а это вам не плюшками баловаться!) делает его лучше, чем он есть на самом деле, заставляет совершенствоваться и расти, духовно в первую очередь.
Да-да, вы не ослышались, Эм и Алекс уже год жили вместе, причём Грину каким-то немыслимым способом удалось уговорить девушку переехать в Лондон. (Это всё его всемогущая чёлка, точно вам говорю!)
Лекс устроилась работать в банк (на свою голову; знаете, в элитных банках у всех сотрудниц одинаковая форма; так вот, Эм не знал, каких трудов его девушке стоило успевать на работу и каждое утро отказывать своему красавцу-британцу, которому прямо вот нужно было куда-то деть всю свою утреннюю ласку и любовь; по утрам любовь особенная, да;), а Эмиль.. вы будете смеяться, но открыл книжный магазин на Браунхилл Роуд. Сентиментально - в честь библиотеки и книг, которые и свели этих некогда ненавидящих друг друга парня и девушку.
Сегодня вечером этот самый парень необычайно волновался, идя домой по таким знакомым улицам, переулкам, разъезжая на таких знакомых автобусах. Всё казалось ему каким-то необычным, хотя.. он мало замечал, что происходило вокруг него, даже не замечал, что Лондону плевать, что какой-то Эмиль Гринберг хочет сделать предложение какой-то Александре Стам, Лондон просто продолжал дышать, размеренно и по-вечернему дышать и жить своей бурной жизнью.
Как он решился на это? Эмиль часто ловил себя на мысли, что и сам не знает. Не помнит, как купил это кольцо из белого золота с аккуратным и красивым бриллиантом. Он знал лишь одно, что не жалел об этой покупке, что он готов преподнести своей белокурой бестии этот подарок.
Когда он думал о ней, о её улыбке, истерическом смехе и глупых выходках, то ноги почему-то сами начинали идти быстрее, парню становилось плевать на достаточно сильный ветер и на разыгравшуюся с чего-то вдруг метель. Грин плотнее закутался в чёрное пальто, поднял воротник и прибавил шаг.
Знакомый дом, лифт, этаж, дверь, в кожаных перчатках сложно достать ключи. Руки почему-то дрожат. То ли от нервов, то ли..
- Собачий холод, - это не нарочно вырвалось у Гринберга. Первое, что он сказал, открыв и закрыв за собой входную дверь. - Погода совсем сошла с ума, - зачем он говорил это?! Это совсем не то, что нужно, как же ему потом перейти к нужной теме разговора, если он мелет какую-то чушь про погоду?!
А специально стучать зубами в подтверждение своих слов зачем, спрашивается, было?! Видимо, мозг ему тоже заморозило. И рефлексы тоже. Грин, только сняв пальто и обувь, услышал, как Алекс из зала надрываясь поёт:
- Ай доонт вонаа клоуз май ааааааааааайз, - и как в аккомпанемент к пению опасно скрипит диван.
Спокойно, чёрт с ним, с диваном. Эм взял бумажные пакеты из супермаркета и отнёс на кухню, затем прошёл в зал. Ему показалось или Лекс даже не слышала, как он вошёл?
- Ай джаст вонаа стэй вив ю ин виз момент форевеееееер - всё так же голосила девушка.
- Форевееер энд эвеееееер, - совершенно не попадая в ноты заголосил Грин, подскакивая к девушке и хватая её в очередном прыжке, а затем закидывая к себе на плечо. Привычка, знаете ли.
- Я чувствую себе преданным, ты променяла меня на Стива Тайлера! У него нет снега на голове, как у меня сейчас, - издевался Грин, пытаясь унять своё волнение, и неся при этом Стам на кухню.
Она любила разбирать пакеты с едой, предварительно разворачивая каждый маленький пакетик, чтобы проверить, что там внутри. Ну, то есть, это было её обязанностью. Но не каждый день на дне этого огромного пакета, на самом-самом дне, в небольшой пакетик спрятана чёрная бархатная коробочка.

+3

4

Я абсолютно уверена, что Эмиль и Алекс смогли прожить вместе целый год не просто так, а потому что они не умели петь. Вообще. И когда кто-то из них не попадал за песню ни в одну ноту, другой не закрывал уши от омерзения, а точно так же не попадал ни в одну ноту. Это, господа, любовь, не иначе. Вот и теперь Эмиль, как бы предупреждая об очередном предстоящем закидывании на плечо, спел. Однако это не помогло, и Лекс всё равно взвизгнула от неожиданности. Но буквально секунду спустя девушка оправилась от стресса и бросила пульт-микрофон, дабы не брать его с собой.
- Бжжжжжж, бжжжжжж, я боиинг!- философски изрекла Стам, расправляя руки, почти как Кейт Уинслет в Титанике. У Эмиля вошло в привычку вот так вот закидывать свою девушку на плечо, и первое время Александра серьёзно боялась, что сломает его нежную британскую ключицу или ещё чего-нибудь, но со временем Лекс научилась извлекать из этого пользу, как вот, например, возможность побыть боингом.
- Боинг никогда не променяет тебя на Стива Тайлера: у него частный самолёт, и это серьёзно. Ну и снег тоже хороший аргумент, да.- Лекс потрепала заснеженную шевелюру любимого, и боинг почти сразу после этого потерпел крушение, так как был поставлен на кухонный пол. - Оо, пакетики! Пакееетики!- подпрыгивая/поплясывая Алекс подобралась к заветным свёрточкам. - Я надеюсь, что ты купил Нутеллу, она мне уже третий день мерещится.- Стам с улыбкой посмотрела на Гринберга и, приготовясь угрожать, выставила вперёд указательный палец. - Я вижу её даже вместо тебя! Да, ты гигантская банка Нутеллы. И если я в этих пакетах не найду обычную баночку, я от безысходности вылижу тебя!- сомнительная угроза, конечно, но всё своё отчаяние Стам прекрасно выразила.
Вот, пришло время копания в пакетах. Стам любезно приняла на себя эту "обязанность", хотя на самом деле это было её хобби, что ли. С самого детства Лекс набрасывалась на покупки, как лев набрасывается на газель, и полноценно расчленяла каждый маленький пакетик. Таким образом, девушка всегда знала, что лежит в холодильнике, и это как-то воодушевляло. В детстве это всё сводилось к слежке за тем, кто что ест, ну а теперь это всё привычка. Хотя иногда, конечно, Алекс любила "упрекнуть" Эмиля в том, что "агаа, ты съел последний персик сегодня утром! я всё о тебе знаю" и с дьявольским смехом убежать в спальню, дабы спрятаться от готового к мести Эма.
Так вот, пакеты. Стам, конечно, больше всего желала найти пресловутую Нутеллу, поэтому сначала расматривала покупки и клала их на стол, а не сразу по полочкам, как обычно. Хлеб для тостов, какой-то сыр (Лекс не разбиралась в сырах вообще), чипсы (неужели Эмиль купил их по своей воле?), апельсиновый сок...
- Нутелла!- радостно вскрикнула девушку и от нахлынувших эмоций поцелоловала подозрительно выглядещяго любимого. Стам понимала, что не могла заарканить идеального мужчину, поэтому списала этот странный взгляд на наконец-то объявившийся фетиш. Ну а что: она любит разбирать пакеты, он любит смотреть на это. Вполне себе ничего, могло быть похуже.
Поставив Нутеллу в холодильник (Лекс любила есть её почти застывшей), Алекс вернулась к пакетам. Вывалив какие-то йогурты, джем и прочие мелкие продукты, Алекс обнаружила совсем маленький свёрточек. Подозрительно, конечно, но развернуть его ей хотелось до жути! и, развернув, она обнаружила маленькую бархатную коробочку. Решившись удостовериться, что это серьги или просто какой-то розыгрыш, Стам мгновенно открыла коробку и застыла в позе "Шок вездесущий".
- Так это не фетиш!- совсем тихо сказала себе под нос Александра и повернулась к Эмилю. - Что это?- у Лекс едва хватило сил, чтобы задать этот не имеющий смысла вопрос. Она прекрасно видела, что это небывалой красоты engagement ring, но ей всё же хотелось удостовериться.
В момент, когда Лекс увидела это колцо, её жизнь, казалось, оборвалась. Она сразу увидела всю серьёзность ситуации. Сложно было осознать, что этот год, проведённый совсем-совсем вместе - это была репетиция, генеральная. И не подумайте, что прошла она ужасно или что Стам участвовала в постановке, не приносящей ей никакого удовольствия, но... У девушки перед глазами пронеслась вся её жизнь, как прошлая, так и будущая. И она не была готова отказаться от всего того, что ей так нравится сейчас и нравилась до того в пользу окольцованной жизни. Во всей этой серьёзности Александре виделся конец света, если не хуже. Кольцо портило всё

+3

5

На самом деле, он не помнил, как он на это решился. Но он помнил, как эта мысль пришла ему в голову. Вполне возможно, что этого момента "решиться" - не было вовсе. Как только Мысль закралась, так сразу все и решилось. Для него.
Алекс уже спала, электронные красные цифры на темном табло будильника отсчитали уже до половины 3 ночи - или утра - неважно. Она спала, лежа на левом боку, повернувшись к Эмилю лицом, вытянув левую руку (Лекс всегда в шутку - а, может, и нет - просила пробить в изголовье кровати дырку, чтобы она могла вытягивать туда свою руку, ведь так удобнее спать), чуть согнутую в локте; пальцы ее руки и тень от них вызвали бы эстетический оргазм у ню-фотографов; светлые волосы лежали на ее белых плечах (ну, вот не загорала ее кожа и все тут), она практически сливалась с белым постельным бельем, она растворялась в этой ткани, и точно так же, она растворилась и в его жизни. Ему иногда казалось, что он был чаем, в который налили молоко.
Он любил ее, да, он был готов ради нее на любые глупости, рыцарские подвиги, если хотите, и прочую любовную муру. "Царица цариц".
Глядя на нее тогда, он и понял, что бы он хотел видеть на этих изящных пальчиках. Он мысленно дорисовал картину, и у него захватило дух. Чего Эмиль не мог понять, так это того, как это все просто. Ведь просто! Она будет его, уже совсем. И от этой простоты хотелось разбудить ее, сказать это все прямо в тот момент, но тогда она бы сочла его сумасшедшим или решила бы, что ей это все снится. С того момента прошло три недели. Да, он, пожалуй как-то затянул со своим "простым" решением. Но он слишком долго пытался найти подходящее кольцо, да и.. все-таки это не так просто. А еще он пытался делать вид, что ничего такого он не замышляет, хотя, чем больше пытался, тем, скорее всего, подозрительнее выглядел. С Алекс у Эма никогда не прокатывали такие "штучки", началось это еще с колледжа, когда он понял, что она одна из немногих (если даже не единственная), на кого не действуют его челочные чары обольщения.
Эти три недели были совсем дикими, он задерживался после работы, когда ходил по ювелирным, потом, когда понял, что лучшего выхода, чем заказать кольцо, у него нет, он стал задерживаться еще дольше, пытаясь найти хорошего мастера. А там все эти встречи, женские духи.. Словом, однажды Лекс даже закатила ему ревностный скандал. (Эмилю даже понравилось, да, он больной). Но она была такой сексуальной, когда кричала на него и пыталась выставить из его собственной квартиры, чтобы он "шел к своим шлюхам-англичанкам" (он так любил, когда она ругалась, это было такое "арр"). Но она во время пришла в себя, видимо, решив, что ревновать какого-то там Гринберга не в ее стиле и привычках, а он умело воспользовался ситуацией: он без лишних слов подхватил яростную Стам на руки, усадил ее на кухонную тумбочку и... измазал ее Нутеллой. Ох, уж эта Нутелла. Грин никогда ее особо не любил, но с ее кожи она казалась намного вкуснее. Нутелла и великолепные лодыжки его девушки..
Нутелла, нутелла. Да, он купил Нутеллу, он уже понял, что без этой шоколадной дряни домой лучше не возвращаться вообще. Сегодня он про нее, правда, забыл, ну, это все нервишки, сами понимаете,  так что пришлось вернуться за ней, дабы не получить "а-та-та" и не испортить Лекс настроение.
По мере того, как Лекс разбирала пакет, по мере того, как этот чертов пакет все пустел и пустел, Эм начинал все больше и больше волноваться. Он стоял, прислонившись поясницей к кухонной тумбочке и впившись пальцами в деревянную столешницу, даже не замечая, с какой силой он это делает. Пальцы немели, а Эм понимал, что сейчас ему нужно будет взять это маленькое колечко в руки и надеть ей на палец. Нужно было взять себя в руки, и он.. Он не понял, откуда взялась эта неожиданная уверенность. Он просто посмотрел на Александру, стоящую с открытой бархатной коробочкой в руках, вспомнил то, как его воображение дорисовывало это кольцо на ее безымянном пальце.
Одним движением Эмиль оттолкнулся от тумбы и шагнул Лекс навстречу. Он мог бы встать сейчас на одно колено, но это, скорее всего, выглядело бы так, словно он упал к ее ногам (хотя это тоже было бы правдой). Но вместо этого его руки легли ей на талию уверенным движением, Эм приподнял Лекс и посадил ее на тумбу стоящую у противоположной стены (да, Эм любил тумбочки, и он любил сажать на них Алекс, ему казалось, что это очень эроти"ш"но).
Его руки уперлись в стену, так что Александра словно оказалось в заключении, ей было некуда бежать: его руки с обеих сторон, сам он - так близко к ней - Эм прислонился лбом ко лбу девушки, заглядывая при этом ей в глаза. Затем правой рукой он провел по ее волосам, мягко прошелся пальцами по ее щеке, подбородку, шее, плечу, затем его пальцы скользнули по ее руке вниз - к запястью - и осторожно взяли из ее ладони коробочку с кольцом.
- Лекси, - тихо выдохнул Гринберг. - Ты выйдешь за меня? - вот так вот просто. Без полных имен, без слова "замуж", без признаний в любви и клятв.

Отредактировано Emile Greenberg (2011-09-11 18:05:44)

+3


Вы здесь » M O R G A N O » Омут памяти » Ханна, вам нужно расправить лёгкое ©